«Все их капиталы смыла волна революции»
Музейный комплекс «Усадьба Асеевых» в Тамбове. Фото: Лариса Щербинина / «Русская планета»

Музейный комплекс «Усадьба Асеевых» в Тамбове. Фото: Лариса Щербинина / «Русская планета»

На Тамбовщине представили уникальную книгу о купеческом роде Асеевых

В биографическом справочнике «Асеевы и их окружение» — история известного купеческого рода в лицах. Асеевы были известны не только состоянием, но и благотворительностью и меценатством. На Набережной Тамбова возвышается недавно отреставрированная усадьба самого яркого представителя рода, купца Михаила Асеева (1858–1933), в которой его семья жила до эмиграции в 1918 году. Теперь здесь музейный комплекс. Еще один дворец, получивший вторую жизнь, — в городе Рассказове. Интерес к этому роду растет, но достоверной информации о нем явно недостаточно. Вышедшая книга подготовлена на основе документальных источников, раскрывающих завесы многих тайн. РП встретилась с авторами издания — историком, краеведом Владимиром Середой и его женой, писателем Ириной Машенковой.

– Почему вы решили заняться историей рода Асеевых?

В.С.: Судьба Асеевых заинтересовала меня задолго до реставрации их дома. Не один десяток лет дружил с краеведом Валентиной Кученковой, прочел ее книги об Асееве. Она надеялась, что эту тему после нее кто-нибудь продолжит.

Однако, прежде чем приступить к работе, долго прикидывали: стоит или нет. Областные власти подтолкнули: мол, здание отреставрировано, нужно наполнить его содержанием. В настоящее время уже две комнаты в музее оформлены по нашим материалам, и есть перспективы. Тем не менее, никогда бы не взялся за книгу, если бы личность Михаила Асеева была мне не интересна.

Михаил Асеев. Фотография из университетского альбома посвящена 15-летию выпуска. 1899 год 

– С чего вы начинали свои исследования?

В.С.: С работы в Тамбовском архиве. Далее выходили на архивы Пензы, Саратова, Липецка, Саранска, Симферополя, Харькова, Москвы. Сказать откровенно, сложнее всего работать с московским архивом: требуют много времени и много денег. А вот архивы Белграда, Берна, австрийского Бадена присылали нам информацию быстро и безвозмездно.

И. М.: В ходе исследования мы переписывались с Австрией, Сербией, Чили, Парагваем. Выходили на настоятелей русских приходов за рубежом. Всем рассказывали об открытии музея Асеевых. Обращались в русские посольства и консульства. Искали по всему миру потомков русских эмигрантов, которые занимаются историей русской эмиграции.

В.С.: Много времени посвятили метрическим книгам тех церквей Тамбовской губернии, где могли быть упомянуты Асеевы. Интерес рос с каждой находкой. Потом этот маховик закрутился настолько сильно, что нас уже было невозможно остановить ни при каких обстоятельствах. Захватывало все: от истоков рода Асеевых до знакомства с ныне здравствующими представителями.

И.М.: Кстати, ранее считалось, что основателем купеческой ветви был Агафон Федорович. Однако в записи о смерти в метрической книге он указан как «спасский мещанин». Умер он в 24 года и вряд ли мог оставить какое-то значительное состояние. А вот его жена Марфа Даниловна, занимавшаяся торговлей, как раз и была моршанской купчихой второй гильдии. Об этом свидетельствуют и отметки в купеческих книгах. Поэтому уже ее дети-и внуки упоминаются в метрических записях как купеческие.

Сербия. Уездный врач Александр Асеев (стоит второй справа)  и крестьяне. Из семейного архива потомков Асеевых

– Нередко посетители Усадьбы Асеевых интересуются судьбой капиталов этой семьи. Что вы можете сказать по этому поводу?

В.С.: Да ничего они не вывезли из страны, все их капиталы смыла волна революции, колхозы имени Маркса, Ленина и другие, которым достались асеевские земли. Асеевы до последнего вкладывали все деньги в производство, землю, модернизацию своих фабрик. Каждый второй солдат в Первой мировой войне был одет в шинели от Асеевых, обмотан в портянки, произведенные на их фабриках. Вполне можно говорить и о вкладе Асеевых в нашу победу в Великой Отечественной войне — сукно для армии производилось на тех же фабриках.

Владимир Середа на могиле Михаила Асеева. Фото из личного архива.

И.М.: Главный их капитал в эмиграции — предпринимательские способности и установленные за десятилетия деловые связи. Представьте только: в 1917–18 все потерять в России, а потом еще раз — в 44-м, и с нуля начать в Латинской Америке.

– Что же вошло в книгу «Асеевы и их окружение»?

И.М.: Здесь собраны краткие документальные сведения и о членах семьи Асеевых, и о тех, кто был рядом с ними во времена их расцвета и в годы лишений. Но этот справочник нельзя назвать завершенным — до сих пор продолжает поступать много информации. И мы рады, что смогли отыскать ныне живущих потомков Асеевых, а кого-то даже познакомить друг с другом.

– Чем вам помогла заграница? Стоило ли отправляться в путешествие по Европе?

В.С.: Стоило. Мы не жалеем ни потраченных сил, ни средств, вложенных в эту поездку. За 11 дней нам удалось собрать информации столько, что теперь хватит еще на пять лет работы.

Пожалуй, самое главное, что нам удалось побывать на могиле Михаила Васильевича в Белграде. Мы точно знали: он похоронен в Сербии. Об этом сообщил Алексей Арсеньев — знаток русской эмиграции в Белграде. Он же — соавтор шеститомника «Незабытые могилы», по спискам которого можно найти много соотечественников. Сведения Арсеньева стали для нас отправной точкой. Он указал участок и номер могилы. Ранее никто из тамбовцев не имел таких данных.

И.М.: Михаил Васильевич похоронен в русской части белградского кладбища. Там же - русская церковь, часовня. Приятно было видеть, что все четыре русских участка — в отличном состоянии. Оказывается, их отреставрировал «Газпром». Да и сами белградцы бережно ухаживают за могилами наших соотечественников.

– Насколько охотно местные жители шли на контакт с вами? Приходилось встречать отказы или недопонимание?

В.С.: Вопрос «А на каком основании мы должны предоставлять вам информацию?» за полтора года работы мы услышали только дважды, и оба раза — в Тамбове. На всех этапах зарубежных поисков к нам относились с большим пониманием.

После того как мы побывали на могиле Михаила Асеева, захотелось найти могилу генерала Врангеля. Мы знали, что она находится где-то у входа, но не отыскали ее. Нам посоветовали обратиться в администрацию кладбища. И мы убедились, как четко отлажен у них вопрос поиска. Чтобы найти сведения о любом из 250 тысяч захороненных на кладбище, требуется несколько секунд. Огромная база данных. Все компьютеризировано. Немалый штат сотрудников, среди которых есть даже историк.

Дом Михаила Асеева в Белграде. Фото из личного архива Владимира Середы.

Так вот, когда мы объяснили цель нашей поездки, нам дали справку с адресом, где проживал Михаил Васильевич Асеев в Белграде до самой смерти. Более того, оказалось, что и сам дом сохранился. И тогда заместитель директора кладбища предоставил нам машину, чтобы мы могли увидеть этот дом. Нас отвезли в исторический архив, с которым мы к тому времени уже работали, а затем — в русскую церковь, через которую прошел последний земной путь Михаила Васильевича. Там же, при входе в церковь, нашли могилу Петра Врангеля.

– Говорят, что среди потомков Асеевых в Белграде жила известная баронесса. Откуда эта ветвь в купеческом роду и смогли вы найти ее родственников?

В.С.: Баронесса Елена Николаевна Мейендорф — дочь Николая Богдановича и Нины Александровны Мейендорф. Асеевские корни — по матери, которая приходилась племянницей Михаила Асеева. А сам статус баронессы — по отцу, русскому гвардейскому офицеру и талантливому художнику-мозаисту, которого сербский король Александр I пригласил к себе в качестве придворного художника.

И.М.: Добавлю, что он был автором мозаики в королевской усыпальнице династии Карагеоргиевичей. Работал с мозаикой и росписью в православных храмах. Известна его фреска с изображением последнего Российского царя Св. Николая II в храме-памятнике в Брюсселе. Эту композицию в 1965 году ему помогала создавать дочь Елена, будучи у него в подмастерьях.

В.С.: К сожалению, мы не успели лично познакомиться с Еленой Николаевной Мейендорф. Она умерла в марте 2014 года. Однако нам посчастливилось познакомиться и подружиться с приемной дочерью баронессы — Светланой Литвиненко. С нею мы встретились в Зальцбурге. Она представила все материалы, которые у нее были, включая огромный семейный альбом Мейендорфов. Выяснилось, что Елена Николаевна нашла место захоронения Василия Тихоновича Асеева на кладбище в Вене. Тут пришлось столкнуться с суровыми австрийскими законами: поскольку никто какое-то время не платил за место на кладбище, могила была утрачена. Теперь Светлана и друзья баронессы собирают деньги, чтобы заплатить за семейное захоронение Мейендорфов на 30 лет вперед. Светлана прислала нам великолепные воспоминания о Елене Николаевне и ее родителях.

Владимир Середа и Ирина Машенкова. Фото: Лариса Щербинина / «Русская планета»

– Вы планируете выпустить что-то еще, посвященное роду Асеевых?

В.С.: Эта книга – только начало. Тема расширяется, люди присылают нам свои материалы. Сейчас завершаем редакцию коллективного сборника «Асеевы и эпоха». На его основе планируется проведение международной научно-практической конференции.

И.М.: Мы видим большие перспективы сотрудничества в Южной Америке. Большую помощь нам оказывают правнуки Михаила Асеева, внуки его дочери Надежды — Асеевы-Нелидовы-Сантис. С ними у нас установились дружеские отношения. Они живут в Чили, их отец, Игорь Александрович Нелидов, был одним из основателей и руководителей Кладбищенского общества православных русских в Чили.

– А сами потомки интересуются своими русскими корнями? Знали они что-то о Тамбове раньше?

В.С.: Думаю, корни, связывающие ныне живущих Асеевых с Россией, надо искать в православии. Дети и внуки носят русские имена, но русского языка не знают. Тем не менее с искренней благодарностью и интересом воспринимают информацию, которой мы с ними делимся. Пока о жизни Асеевых в России у нас больше сведений, чем у них. Но мы не теряем надежду найти кого-то из потомков Асеевых, который знает об истории их рода больше, чем мы.

– Не боялись во время своих поисков наткнуться на лже-Асеевых?

В.С.: Мы ничего не боимся, а когда встретились — не испугались. Вообще приставка «лже-» подразумевает, что речь идет о самозванцах и аферистах. Но люди могут искренне заблуждаться, и в их генеалогических поисках нет ничего предосудительного. Хотелось бы надеяться, что после выхода нашей книги этих заблуждений станет поменьше. С другой стороны, некоторые стесняются заявить о своем «слишком далеком», как им кажется, родстве с Асеевыми. Мы подружились с правнуками Марии Никаноровны Асеевой, которые в настоящее время живут в Тамбове, Владимире, Москве, Твери, и получили от них бесценные свидетельства, воспоминания и фотографии. Сейчас они уже переписываются со своими четвероюродными чилийскими сестрами.

– Очень интересный у вас «поисковый» дуэт сложился. Как-то распределяете в нем роли?

И.М.: Никак не распределяем. Работаем в четыре руки. Очень хочется, чтобы наш дуэт помог Асеевскому музею не просто быть туристическим объектом и выставочной площадкой, а жить полноценной научной жизнью. 

Алло, Тамбов ищет вакансии! Далее в рубрике Алло, Тамбов ищет вакансии!«Русская планета» выяснила, какие вакансии есть в Тамбове и какую зарплату сотрудникам предлагают работодатели Читайте в рубрике «Титульная страница» Князь «Святослав» едет в Нью-ЙоркФильм «Русская миссия. Святослав» примет участие в международном фестиваль короткометражного кино ISFF-2016 Князь «Святослав» едет в Нью-Йорк

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»