Ящик с рукавами и калачи Толмачевых
Знаменская улица в Тамбове. Фото предоставлено Владимиром Ермаковым.

Знаменская улица в Тамбове. Фото предоставлено Владимиром Ермаковым.

Фотограф Владимир Ермаков — о том, как менялся Тамбов

Владимир Ермаков начал заниматься фотографией в 13 лет. Это увлечение привело его к коллекционированию, а оно, в свою очередь, — к краеведению. Историю Тамбова он изучал сначала по старым снимкам, а потом — по книгам и архивным документам. За годы у Ермакова сформировался свой собственный архив. Самая старая фотография в его коллекции датируется 1850-ми годами.

– Помню свой первый фотоаппарат, — рассказывает Владимир Ермаков. — Это была легендарная «Смена». Сейчас жалею, что тогда фотографировал цветочки, птичек, девочек. Нужно было снимать город, потому что в то время он еще оставался прежним, старым. На улице Интернациональной еще стояли старые усадьбы. И эти кадры были бы сейчас очень интересны. Сегодня многие здания перестроены, другие — и вовсе снесены.

Коллекционировать старые фотографии Владимир начал около 20 лет назад. Вспоминает, что раньше на пересечении улиц Карла Маркса и Коммунальной находился антикварный магазин, где продавались старинные открытки с видами Тамбова.

– Самая дорогая открытка стоила рубль — по тем временам немалые деньги. Если бы я тогда знал, что увлекусь коллекционированием, то купил бы все эти открытки. Сейчас в нашем городе ни у кого нет полной коллекции. Было выпущено около двух тысяч открыток с видами города и губернии. Сейчас у коллекционеров сохранилось лишь чуть больше половины из них. Виды потеряны, город во многих местах изменился до неузнаваемости. И каким он был, можно увидеть только на снимках. При этом можно быть уверенным, что на фотографии будет изображена реальность того времени без прикрас. Потому что фотошопа тогда не было. Художник вправе приукрасить свою картину. А на фотографиях все подлинное.

«Шел нищий, бежала девочка»

До революции в Тамбове действовало около 20 фотоателье и работали около сотни фотографов. Один снимок по цене приравнивался к стоимости серебряной чайной ложки. Среди фотографов того времени была жесткая конкуренция — они старались привлечь внимание горожан качеством, художественным уровнем и оформлением снимков. У каждого ателье было свое индивидуальное паспарту. Все негативы хранились в архивах фотоателье. К одному мастеру семьи ходили фотографироваться из поколения в поколение.

– Так испокон веков на Руси было принято. Люди на протяжении многих лет ходили к одному и тому же сапожнику, булочнику, мельнику, пасечнику. Они знали, что у него будет все самое лучшее, что тут его никогда не обманут, не обвесят, не обсчитают. Честное имя зарабатывалось веками, и было лучшей рекомендацией. Все жители Тамбова знали, что лучшие калачи пекли у Толмачевых, лучшие ткани были в магазине у Шоршорова, а лучшими фотомастерами в Тамбове всегда были фотографы Енкен.

В дополнение к стационарным фотосалонам в то время широко была распространена так называемая «моментальная» фотография. Она напоминала съемку на фотоаппарат «Polaroid». Клиент получал снимок через несколько минут. Моментальной фотографией в основном занимались «бродячие» фотографы на рынках, ярмарках, в местах массовых гуляний. Владимир Ермаков рассказывает, что это был огромный ящик с черными рукавами, внутри которого фотографию и проявляли. Снимки получались очень маленькие, но этот аттракцион все равно был популярным.

Фотографий 20-х годов прошлого века в коллекции Ермакова практически нет. Как говорит Владимир, время было лихое — ни денег, ни желания фотографироваться у людей не было. А вот снимков 30-х, 40-х 50-х годов сохранилось достаточно много.

– По ним можно наглядно проследить, как менялась эпоха. Перед войной появились телефоны, автомобили. Жизнь стала более технологичной, мода изменилась. Вот, например, интересная фотография «Девочка и нищий». По сути, это репортажное фото. То есть фотограф взял фотоаппарат и пошел с ним на улицу. И схватил вот такой интересный момент — шел нищий, бежала девочка, у нее в руке зажато что-то похожее на яйцо. Может, это пасха. Девочка поравнялась с нищим, взглянула на него, а фотограф этот момент снял.

Ермаков протягивает мне фотографию, где изображены тамбовские бортники (пчеловоды). Спрашиваю, почему у них веревки в руках.

– Потому что первые ульи делали из деревянной колоды, делали в нем дупло и крепили высоко на дереве. Когда мне впервые в руки попала фотография, где мужик висит на дереве, на веревках каких-то, как на детских качелях, я подумал: «чего он туда залез?». И только потом среди веток разглядел колоду, улей.

«Дело краеведов»

– Наши современные цифровые фотографии проживут не более 10-15 лет, а старинные фото при архивном хранении будут жить вечно, потому что реактивы были хорошие, дорогие, в них использовалось серебро. Посмотрите на свет, — показывает один из коллекционных снимков Ермаков. — Под определенным углом фото отливает серебром. Это серебро и есть. Его добавляли в реактивы, поэтому фотографии были такого хорошего качества. Это вид на улицу Большую (сейчас Советскую. — РП) в районе ее пересечения с улицей Дворянской (Интернациональной. — РП). На правом переднем плане старинная сторожевая будка у ворот в Тамбовскую крепость. Эта будка — немногое, что осталось от первых строений, относящихся еще к тамбовской крепости, и была построена, скорее всего, на рубеже 17-18 веков.

К середине 19 века тамбовская крепость была разрушена почти полностью. От тех времен сохранились только остатки крепостных рвов, окружавших крепость, которые заполняли водой для дополнительной защиты от нападений, и небольшая сторожевая будка, которую снесли в конце 19 века.

Тамбовский коллекционер показывает одну из самых ранних из дошедших до нашего времени фотографий с видами города. Снимок приклеен на лист картона, который, видимо, когда-то был листом фотоальбома. В верхнем левом углу тисненая надпись: «Александр Алексеевич Щеголев».

– Это фотография из коллекции Александра Щеголева, известного тамбовского коллекционера. Был репрессирован. В конце 1930 года в Воронеже был организован политический процесс по «Делу краеведов». Членам контрреволюционной монархической организации «Краеведы» вменяли в вину свержение советской власти и установление при помощи восстаний контрреволюционно-монархического образца правления.

Владимир Ермаков говорит, что на самом деле никакой контрреволюционной организации не существовало. Но по этому делу было репрессировано немало представителей интеллигенции — историков, краеведов, священников. Помимо Воронежа, аресты прошли в Тамбове, Курске, Орле, Старом Осколе, Липецке, Задонске, Ельце, Острогожске. Всего был осужден 91 человек. Пятерых приговорили к расстрелу, большинство сослали в лагеря, нескольких человек выслали на Север, в Западную Сибирь, Казахстан. Тамбовчанин Александр Щеголев, до революции работавший библиотекарем архивной комиссии, издавший «Материалы для библиографии Тамбовской губернии», был выслан на пять лет в Казахстан. Дело краеведов было закрыто лишь в 1978 году с формулировкой «за отсутствием состава преступления».

«Негатив — первоисточник»

– Вы спрашивали про самые редкие и интересные фотографии, — говорит Владимир и достает из бумажных конвертов небольшие, очень тонкие, прямоугольной формы стеклышки. — Это негативы. Негативы на стекле. Я раньше давал объявления в газете: «Куплю старые фотографии». И однажды позвонил человек, строитель. Они экскаватором ломали старые дома в центре. И с грудами строительного мусора откуда-то выпала коробка со стеклянными негативами. Как она не разбилась — удивительно. Негативы очень хрупкие. Найти их — это уникальный случай и очень ценная находка, потому что негатив — это своего рода первоисточник.

Владимир эти стеклянные пластины отреставрировал и напечатал с них фотографии. Они были сняты так называемой стереокамерой. То есть изображение на таких снимках получалось объемным, напоминающим 3D. Такие камеры были очень дорогими. Если обычный фотоаппарат стоил 100 рублей, то стереокамера — в два раза дороже. Для сравнения: пуд столовой соли тогда стоил 50 копеек, фунт ржаного хлеба — три копейки, полушубок — 10 рублей, а месячная зарплата составляла около 30 рублей. То есть, фотографией в то время могли заниматься только очень состоятельные люди.

– Это примерно 1912-1913 год. Потому что после революции уже практически не было стеклянных негативов, пошли пленочные фотоаппараты. Автора фотографий, конечно, определить невозможно. Как, собственно, и большинства снимков, доживших до наших дней. Кто фотографировал, кто изображен на фото — почти всегда неизвестно. На контактных отпечатках (отпечатках без увеличения — Прим. авт.) можно рассмотреть все складочки на одежде, все швы. При увеличении качество не теряется. Обратите внимание — это строится Тезиков мост. Сначала он был деревянным. Вот базар, лошади стоят, телеги. Вот как была на тамбовском рынке грязь до революции, так она и осталась, как была стена облезлая, так она и стоит до сих пор.

– А вот пожарный обоз. Видите — пожарные, бочка с водой. Впереди в седле, наверное, какой-то их начальник едет. Вот паровой каток, который укатывал дороги. А вот нищий в рубище.

«Умели передать чувства в изображении»

Ермаков говорит, что не только виды города могу служить историческими документами и иллюстрациями прошлого времени. Художественные портреты тоже порой могу рассказать немало. В конце 19 века была очень распространена так называемая пикторальная или живописная фотография. Ей свойственна мягкость рисунка, нерезкость, пластичность изображения. Фотоснимки были стилизованы под гравюры, акварели, офорты.

– В моей коллекции есть несколько таких пикториальных снимков тамбовских фотографов, — рассказывает Владимир Ермаков. — Несколько женских портретов. Вообще их очень мало сохранилось, так как в пикториальной манере работали единицы. На таких фотографиях люди выглядят очень естественно. На лице не фиксировались моментально проходящие мимические сокращения мышц. Нет натуралистических подробностей.

– Не было тогда никакой халтуры. Фотографы работали в традициях лучших дореволюционных русских фотомастеров, старались «раскрыть» лицо человека, проникнуть в его душевное состояние. Они не только владели техникой, но и умели передать чувства человека в фотографическом изображении. Многие профессиональные секреты ушли вместе с эпохой.

«90% теплосетей Тамбова пришли в негодность» Далее в рубрике «90% теплосетей Тамбова пришли в негодность»Прокуратура Тамбовской области считает администрацию города виновной в срыве отопительного сезона Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»