Панк-рок для эстетов
Фестиваль свободного творчества «Лесная акустика-2015». Фото: Екатерина Жмырова/

Фестиваль свободного творчества «Лесная акустика-2015». Фото: Екатерина Жмырова/ "Русская планета"

Под Тамбовом прошел фестиваль свободного творчества «Лесная акустика-2015»

25-26 июля в Тамбовской области состоялся седьмой фестиваль свободного творчества «Лесная акустика». 30 музыкальных коллективов самых разных направлений и стилей на время забыли про электронный звук и сыграли свои композиции в акустическом переложении. На два дня гости и участники «Лесной акустики» поселились одной коммуной в палаточном лагере. Кроме концертов в рамках фестиваля прошли разнообразные мастер-классы, арт-базар, показы документальных фильмов, выступления местных поэтов и прозаиков. Корреспондент «Русской планеты» присоединился к гостям фестиваля и пообщался с участниками.

Бывший пионерский лагерь «Лесной городок» под Котовском, более десяти лет стоявший заброшенным. Здесь ничего не изменилось с восьмидесятых — статуи пионеров, деревянные покосившиеся корпуса. К 15-ти часам — времени официального старта фестиваля — найти место для парковки на лесной дороге рядом с лагерем уже практически невозможно. На входе полицейские проверяют сумки — никакого алкоголя. Среди миссий фестиваля — пропаганда здорового образа жизни и экологическая направленность. Ненормативная лексика, политическая агитация и экстремизм в текстах песен — табу. Возраст гостей и участников самый разный. Много семей с маленькими, чуть ли ни грудными, детьми.

– Наши участники отложили «примочки» и будут звучать в чистом незамутненном акустическом звуке. И не надо показывать язык в камеру, — говорит кому-то идейный лидер и организатор фестиваля Павел Терехов, открывая музыкальную программу.

– Надо-надо! Это же фестиваль свободного творчества, — отвечают ему.

– Первые три года я всем этим занимался вообще один, — рассказывает Павел. — Потом потихоньку начал обрастать единомышленниками, с помощью которых мы смогли масштаб увеличить. Сам раньше играл в группе. Сейчас не играю, потому что немного сместились приоритеты, обзавелся семьей, занялся фотографией. Но с музыкой меня продолжает связывать «Лесная акустика».

А как все начиналось?

– Первый фестиваль мы провели в 2009 году. Было лето, было скучно, концертов не было. Мы решили эту пустоту чем-то заполнить. Сначала это были просто посиделки, которые потом выросли в фестиваль. На первой «Акустике» было максимум человек сто.

– Хотели создать что-то вроде Грушинского фестиваля, но на местном уровне?

– В какой-то мере может и такое сравнение быть. Мы ни с кого пример не брали. Единственное, в год первого фестиваля я съездил на «Пустые холмы». Это музыкальный фестиваль, который раньше проводился то в Тверской, то в Калужской области. Сейчас его уже не существует. Немного вдохновился происходящим. Но у нас все равно не очень похожим на «Пустые холмы» фестиваль получился. Вот в этом году у нас впервые два полноценных дня. Мы и до этого оставались с ночевкой. Но во второй день были только мастер-классы, арт-базар, тренинги личностного развития. В этот раз у нас двухдневная музыкальная программа, а все мастер-классы проходят параллельно. Не отдельным блоком.

– Павел, простите, за глупый вопрос, но зачем вам это? Вы уже не выходите на сцену, взрослый семейный человек, фестиваль некоммерческий...

– А я не знаю, зачем мне это. Я каждый раз очень сильно устаю. Но все равно каждый раз после концерта есть какое-то ощущение удовлетворения. Это очень сложный вопрос. Мне требуется большое количество времени, чтобы подумать. Только я боюсь, если найду ответ, то просто перестану это делать.

Барабанная школа на «Лесной акустике-2015». Фото: Екатерина Жмырова/ "Русская планета"

Барабанная школа на «Лесной акустике-2015». Фото: Екатерина Жмырова/ "Русская планета"

В третий раз на «Лесной акустике» проходит «Фотосушка». По сути, первое, что бросается в глаза, когда заходишь на территорию лагеря — бельевые веревки с пришпиленными разноцветными прищепками фотографиями. Идея проста — любой желающий может снять с веревки понравившийся снимок и взять себе, повесив на его место свою авторскую фотографию. Примерно по тому же принципу работает и буккроссинг — обмен книгами. Мастер-классы самые разные. Здесь можно научиться плести венки из цветов и березовых веток, играть на барабанах, флейте, варгане, брать первые аккорды на гитаре.

Девушка, представившаяся Женей, с несколькими помощниками, распутывает странную конструкцию из длинных нитей с маленькими красными бабочками. Спрашиваю: «Что это?».

– А это артобъект, — отвечает Женин помощник, — все, что не знаете, как называется — артобъект. Мы еще сами не придумали, зачем это. Может, проведем акцию — оторви бабочку в подарок. А, может, музыканты на них автографы будут оставлять.

– Да просто Паша попросил что-нибудь соорудить, я и соорудила, — говорит Женя. — Я юрист по профессии, но все пытаюсь от этого отойти. Занимаюсь сейчас графическим дизайном. Но то, что вы сейчас видите, это, конечно, не дизайн. Это так для развлечения. Современное искусство.

На сцене залихватски отжигает группа «T-RAVE». Несмотря на название, определить музыкальное направление весьма сложно. Хотя бы потому, что вокалист не расстается с баяном. После окончания выступления ловлю ребят у выхода со сцены. Фронтмен Леша вытирает пот с лица.

– Ребят, что значит «T-RAVE»?

– Буковка «т» обозначает тамбовский. Тамбовский рейв. То бишь, хэппи хардкор. Веселая и достаточно тяжелая музыка. Причем не всегда тяжелая, но всегда веселая, — объясняет Алексей. — Сложно назвать это рейвом, конечно. Мы, на самом деле, сами толком не представляем, что такое рейв. Свой стиль мы определяем, как нам посоветовал Петр Серость Котов, панк-рок для эстетов.

– Кто-нибудь еще в Тамбове играет панк-рок на баяне?

– Только мы. Мы эксклюзивны в этом плане. Единственные и неповторимые, — подключается гитарист. — А вот не в Тамбове мы пока не знаем. К сожалению, пока не можем себе позволить выезжать далеко и надолго за пределы Тамбовской губернии. Но, думаем, что это уже скоро случится.

– То есть большое будущее вас ждет?

– А смысл тогда все это затевать без большого будущего?

– Это же не основная ваша профессия, как я понимаю?

– У нас в группе два инженера, один экономист, и наш самый молодой — Никита — собирается стать профессиональным музыкантом, поступать в рахманиновский институт.

К ребятам из группы «T-RAVE» подходит поэт и музыкант Иван Караваев, больше известный как Дядя Ваня.

– Ты опять после выступления в шоке? — обращается коллега к Алексею. Как я тебя учил, сразу все это надо с себя снимать, сразу! Все у тебя хорошо, но срочно займись вокалом. Срочно! Вот все есть у человека, но не знает, как пользоваться своим прекрасным голосом. Полгода занятий и ты станешь Робертино Лоретти!

– Я устал просто, сейчас успокоюсь, — говорит солист «T-RAVE».

– Очень хорошие ребята, я к ним очень неровно дышу. Тем более они из ТИХМа. Наличие высшего образования, оно, конечно, не улучшает человека, но делает его умнее, — поясняет Караваев. — Но Леше надо научиться управлять своими внутренними эмоциями. Перед сценой включать, а потом тут же выключать, становиться обыкновенным нормальным человеком.

– Тумблер для харизмы?

– Да, харизма она включается и выключается. Это я еще со времен КВНа понял.

– А как твоя группа «Дядя Ваня», как музыкальная судьба складывается?

– Завтра буду выступать. Один. Все молодые ребята мои разбежались. Надеюсь, Вячеслав Кучерявый мне подыграет. Человек мне по характеру подходит, по пониманию жизни. Это же главное — совпадать в понимании жизни. Нести ответственность перед Родиной, перед женщиной. У меня она не идеальная, конечно, эта ответственность, я не для того, чтобы пафоса нагнать это говорю. Но, например, если человек изначально настроен закосить от армии, то это не мой тип человека. И эти маленькие тонкости, они имеют значение.

– Что-то ты какой-то слишком серьезный, не в формате сегодняшнего мероприятия. Или недавнее 50-летие сказывается?

– Так мероприятие серьезное. Подурачится, конечно, никогда не поздно, но сегодня вот что-то никак.

Выступление группы «ОЛДСКУЛ». Фото: Екатерина Жмырова/ "Русская планета"

Выступление группы «ОЛДСКУЛ». Фото: Екатерина Жмырова/ "Русская планета"

Вокалист и лидер котовской группы «Аэлита» Дмитрий Васяткин принимал участие во всех «Лесных акустиках».

– Что-то меняется из года в год, по твоим ощущениям?

– Меняется, конечно, и очень кардинально. Начиналось-то все с того, что это были посиделки на поляне в Парке дружбы — два бревна, двадцать человек. Мы тогда в акустическом формате даже и не думали ничего делать. Я просто приехал с гитарой, спел свои песни, мне понравилась атмосфера. На следующий год уже приехали вдвоем с гитаристом. И раскладывали песни электрические уже под акустику. Я придерживаюсь принципа, что вот так вот сесть на кухне и «А не спеть ли мне песню» — это неинтересно, это не для меня. Хочется какие-то новые краски, звучки открыть. Заставить прозвучать наши песни по-новому. Может быть, дать возможность людям услышать слова. Потому что не секрет, что у нас на электрических концертах порой слов не разобрать.

– Как думаешь, у тамбовских рок-групп есть шанс вырваться на всероссийский уровень?

– Ну, вот Толя Царев на «Нашествии» играет, скоро на «Черноземе» будет выступать. Но вообще, если делать музыку, которую хочется делать, то нужно где-то параллельно работать обязательно. Это для отечественной музыки нормальное явление. За исключением тех, кто прыгнул в какой-то топ, колею, формат.

– А вам в формат не хочется?

– Я не считаю, что мы какой-то особенный неформат. Но и не формат «Нашего радио» — структуры, на мой взгляд, довольно устаревшей. Они по тысячному разу гоняют «Что такое осень» и «Мой друг лучше всех играет блюз». Я ничего не имею против этих песен, они замечательные, но музыка, она же не стоит на месте.

– Русский рок жив?

– Смотря как понимать русский рок. Если брать русскоязычную музыку, скажем так, неформатного плана, то она, несмотря на то, что ее редко можно услышать по радио, жива, развивается, есть много интересных коллективов и в Москве, и в Питере, и в регионах. Если рок — это балахонистые шоты и рюкзак с Цоем, то, наверное, мы не рокеры. Хотя, в свое время это все нас, конечно, не миновало — тяжелое детство, игрушки, прибитые к полу.

– А какая ваша аудитория?

– В том-то и дело, что я не знаю. В этом, наверное, наша беда. Мы не ориентируемся на некую целевую аудиторию. Играем для тех, кого зацепит, что называется. Кто с нами на одной волне.

«Миссия, конечно, первостепенна» Далее в рубрике «Миссия, конечно, первостепенна»Мастер спорта по боевому самбо Рустам Мадоян — о том, почему спортивные состязания должны превратиться в шоу Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»